Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли пароль | Регистрация

Яркий блеск и тусклая нищета раннесредневекового Багдада.

Публикация от 07 апреля 2016 18:29 Опубликовал: VVS
  • Яркий блеск и тусклая нищета раннесредневекового Багдада...

Яркий блеск и тусклая нищета раннесредневекового Багдада.

Социальное устройство Аббасидской столицы.

В далеком 749 году в Куфе, Ас-Саффах Абу-ль-Аббас Абдаллах ибн Мухаммад из рода Аббасидов, которые принадлежали к Хашимитам[1], объявил себя халифом. Успешно расправляясь со своими соперниками и бывшими союзниками, собирая под своей властью земли халифата, Аббасиды перенесли столицу из Сирии в Ирак, сначала обосновавшись в Куфе, а затем решили создать собственную столицу. Так в середине 8 столетия брат Абу-ль-Аббаса аль-Мансур начинает строить новый город.

Выбрав место для своей резиденции, аль-Мансур на многие века предопределил историю не только Арабского халифата, но и практически всего человечества. Вполне понятно, что на решение выбора территории повлияло удобное расположение Багдада. Об этом в своем труде говорит и аль-Факих[2], указывая, что ал-Мансур сказал «это хорошее место для лагеря. Это Тигр, по которому с моря до нас дойдет все. По Тигру дойдут до нас жизненные припасы из аль-Джазиры, Арминии и сопредельных стран. А это Евфрат, по которому доставят товары Сирии, Ракки и этой страны…» .  Из текста видно, что речь идет о выгодном военно-стратегическом и торгово-георграфическом расположении Багдада. И действительно, город находился на пути в восточные провинции  и являлся, по сути, географическим центром халифата. Некоторые исследователи считают возможным говорить, что Багдад стал впоследствии являться  узловым пунктом караванной торговли всего средневекового мира.

мансур2.jpg-памятник аль-Мансуру в Багдаде, был разрушен в ходе вторжения в Ирак армии США

Аль-Мансур очень серьезно подошел к выбору места строительства. По свидетельству ряда арабских средневековых авторов, будучи мусульманским правителем, он даже обращался к астрологам. Очевидно, что дата для начала строительства (1 августа) была подобрана не случайно. Город начал строиться под астрологическим знаком льва, который традиционно являлся символом правителей и завоевателей, к тому же, он обещал богатство этому месту, делая его предназначенным для славы.

После выбора места и времени аль-Мансур развернул бурное строительство. Любопытно (и так знакомо современному человеку), что первый кирпич для своего дворца халиф заложил собственноручно.  При строительстве, по всей вероятности, были использованы все достижения строительной мысли и искусства того времени.  Аль-Мансур так же внес вклад в строительство самого города и его инфраструктуры. В рукописи аль-Факих много свидетельств о строительстве халифом мостов, при нем же по городу было проведено несколько каналов. Стоит сказать, что город постоянно расширялся вплоть до 9 в., когда резиденция халифа перемесилась в Самарру.  Вокруг резиденции халифа его приблеженные получали наделы с садами или землей, на которых они строили лавки, склады и т.п. По сообщениям аль-Факиха, эти сады, к тому же, передавались по наследству. Интересно так же, что недвижимостью в Багдаде владели и женщины. На строительство своего города второй халиф из династии Аббасидов потратил значительное состояние, по словам аль-Факиха, на это ушло 4 833 дирхема, что являлось (по оценке самого арабского летописца), весьма крупной суммой. Однако точно установить расходы на строительство Багдада невозможно, из-за отсутствия единства в источниках по этому вопросу. За 4 года (758-762) была построена основная часть Багдада, а 30 июля 762 года является датой его основания. Можно считать, что труды себя оправдали. Ведь город-сад практически по среди пустыни, имеющий помимо Тигра и Евфрата искусственные водоемы, не мог не производить впечатление на гостей и жителей Багдада. На 32 странице своей рукописи аль-Факих приводит строки неизвестного поэта о Багдаде:

«…Как в Катраббуле, так и в ал-Кархе[3]  нарцисс становится сочным и там произрастают желтофиоль и дикая роза.

Оживляются души от их благовонного запаха, когда они распространяют аромат и разжигают рознь между ветвями базилик.

Эти воздвигнутые дворцы и то, что скрыто от большеглазого домашнего рогатого скота, имеют орошение.

Разгуливает Тигр в то время, когда он находится посреди него, и ты видишь множество кораблей, действующих неумеренно, словно вьючные животные…»

Каковы же были жители аббасидской столицы? Чем они жили, чем «дышали»? При попытке представить люд раннесредневекового Багдада, нам рисуется образ шумной разношерстной толпы. Нужно сказать, такие образы весьма не далеки от реальности. На улицах этого города было действительно многолюдно, что можно судить по различным  свидетельствам, например, аль-Факих приводит рассказ Мухаммада ибн Мусы ибн аль-Фурата аль-Катиба о случае, рассказанном его дедом: « однажды, находясь в моем диване, вошел ко мне человек, и увидев у него разорванный шарф,  я спросил: кто разорвал твой шарф? Он ответил: порвался, клянусь Аллахом, в толкотне народа и в его давке на том месте, откуда недавно я прогонял газелей и зайцев…».

Но многолюдность не единственное, что придает красок Багдаду. Одним из важнейших отличий от средневекового европейского города было большое количество иноверцев, главным образом, христиан и иудеев. Представители этих религий назывались «люди Писания», «люди Книги» (ахль аль-Китаб) или покровительствуемые «Зимми». Несмотря на некоторую дистанцию, в том числе и в правовом поле, они имели право заниматься любой профессией, часто они занимали наиболее доходные места, среди них так же встречались чиновники. Кроме того, по закону, их жизнь была равноценна жизни мусульманина. Также, многие исследователи отмечают наличие монастыря в каждом квартале Багдада.

Что касается мусульманского общества, то, несмотря на то, что по идее все мусульмане-братья, и четкой сословной иерархии в нем не было, там все же находило свое место классовое деление. Знать (хасса) отделялась от бедноты (`амма).  И.Б. Михайлова выделяет следующие критерии знатности: чиновность, богатство, родовитость, религиозный авторитет, этико-моральные достоинства. Так же она отмечает, что по-видимому, реальное богатство не всегда было мерилом знатности, важнее были «личные заслуги перед исламом» индивидуума или его предков. Ибн ал-Факих выделял так же среднее сословие, которых, на его взгляд от бедняков отличало их образование. Бедняков, надо заметить, это автор не очень жаловал, оставив о них такие строки: «грязная пена, заболоченный ручей и низкие твари. Каждый думает лишь о еде и сне.».

Но сейчас, отбросив традиционное трехчастное деление общества, давайте рассмотрим состав социального винегрета раннесредневекового Багдада. Кто же представлял багдадскую знать? Очевидно, что в первую очередь это Хашимиты. Жившим в то время в Багдаде потомкам пророка, в соответствии с их положением, выплачивалось денежное жалование, а так же, они были освобождены от уплаты налога в пользу бедных[4]. Любопытно, что в Багдаде было весьма большое количество представителей знати, около 1/5 населения.  Халифы и их приближенные носили специальную одежду, выделяющую их среди прочих. Так, в 9-10 вв. они носили высокую остроконечную шляпу (калансува) и персидский кафтан черного цвета (вообще, цветами халифа было принято считать черный и белый). Надо сказать, что родственников у халифа было не мало. Известно, что принцы дома Аббасидов (которые так же являлись Хашимитами) получали дополнительное жалование, получали жалование и наследные принцессы.

Противоположной знати, но тоже весьма значительной прослойкой населения Багдада были рабы. Их имели представители всех конфессий, правда, христиане, например, не могли использовать рабынь в качестве наложниц, К тому же, сын рабыни и мусульманина считался наследником отца и свободным человеком, а сын рабыни и христианина, воспринимался его общиной исключительно, как раб. Да и в целом, мусульманское право было более лояльным в отношении рабовладения. 

Как уже было сказано, население Багдада было весьма пестрым. Кого только нельзя было встретить на улицах этого города! Среди толпы можно было «наткнуться» и на ученого, таких, как историк и богослов ат-Табари, первый арабский математик и астроном аль-Фазали, знаменитый математик, астроном и географ аль-Хорезми[5], который  провел в Багдаде значительную часть своей жизни, где он возглавлял библиотеку исламской академии «Дом мудрости», в которой позднее, в середине 9в. была создана обсерваторию. На мой взгляд нужно отметить, что и в этой академии, и в халифате того времени в целом, большое внимание уделялось астрономическим наблюдениям.

 Бронзовая астролябия из Ирака, первая половина 10в.

В «доме мудрости» активно развивалась деятельность «переводческого движения», благодаря которому вскоре на арабский язык были переведены труды практически всех именитых ученых прошлого, включая Аристотеля.

Помимо этого «дома мудрости», почти при каждой мечети находилась своя библиотека.  Вообще книголюбов в то время было очень много, да и к книгам было особое уважение. Известно о богатом убранстве книг (шелковые переплеты, надписи золотом и серебром и пр.). Вместе с этим интересно, что  к профессии школьного учителя относились не очень уважительно, платили, им, как правило, едой. Разумеется, это не относилось к домашним учителям в зажиточных семьях, особенно к учителям наследников престола.

Еще одна категория населения Багдада, которую стоило бы отметить, это судьи «кади». Они, по сути, занимались тем, что контролировали общественные отношения с точки зрения соответствия их шариату.  Известно, что особенность багдадских кади состояла в том, что они, в отличие от кади других городов халифата, не были выразителями воли горожан, и, как правило, старались не вмешиваться в политику. Вполне понятно, что для контролем за таким многолюдным городом, нужна была отменная армия. Такие функции имела полицейская гвардия «шутра» состоящая из конных и пеших отрядов, над которой стоял глава полиции «сахиб».

Получив представление о жителях этой древней столицы, хотелось бы обрисовать и общий образ этого города.

Багдад. Какой образ рисуется нам, когда мы слышим это название? Город, опутанный легендами, воспетый в сказочном цикле «тысяча и одна ночь»… Лично я, сразу представляю запахи. Аромат бутонов жасмина, розы и других цветов, душистый запах всевозможных специй, щекочущий ноздри, запах травы, которую жгут над прилавками с мясом, запах того же мяса, скорее всего, баранины, запах фруктов, запах толпы, запах такой жары, что может показаться, что чувствуешь, как пахнет солнце. Много головокружительных запахов… Возможно, такие ассоциации появляются с восприятием Багдада, как торгового города, большого базара, что как мы видели, вполне оправданно. Судя по сообщения арабских авторов, торговали там действительно много и многим: семенами, финиками, парфюмерией, рабами, скотом и пр.  Современным исследователям удалось выявить свидетельства о расположенных почти вплотную друг к другу лавках торговцев пряностями, шелком, драгоценностями и т.д..  Тот же Аль-Факих писал о Багдаде, как о городе «…в котором Аллах собрал воедино те виды торговли и ремесел, которые он разделил среди других городов…». Так что, такое представление об этом городе вполне естественно. Кроме того, стоит отметить, что базары приносили доход самому городу и его правителю, ведь купцы почти с самого основания Багдада, должны били платить налоги.

Но одними базарами Багдад не ограничивается. Вливавшаяся с четырех сторон света масса людей и скота, растекалась по многочисленным улицам и переулкам столицы, которых для того времени, только на западном берегу города,  насчитывают около 6000.  Переплетаясь, они образовывали настоящий лабиринт, что являлось естественной защитой для жителей города в случае нападения извне. Восточная же часть города, представляла собой ряд  дворцовых комплексов, обнесенных стеной. Особую роль в архитектурном саду города играли, конечно же, мечети. К началу 10в. в Багдаде насчитывалось около 27 тыс. молитвенных мест, хотя главные богослужения проходили в соборных мечетях левого и правого берегов города и в дворцовой мечети, которые, по понятным причинам, элементарно не могли всех вместить.  Иногда, во время пятничной молитвы, людям приходилось даже рассаживаться по лодкам, которые в то время, из-за обилия городских каналов и благодаря полноводности Тигра, разделяющего город на 2 части, были весьма популярным городским транспортом. Так, в 9 веке было около 30тыс. лодок, используемых в качестве наемного транспорта.  Так же, в качестве транспорта, использовались ослы. Исследователи отмечают наличие стоянок с наемными ослами.

Если в лучших садах мира есть центр, превосходящий по красоте весь сад, то в центре Багдада был двор халифа, превосходящий по своей пышности и краскам весь город. Надо сказать, что вход в резиденцию халифа был очень охраняем. У каждых ворот находилась стража около тысячи человек во главе с начальником. Пестроту публики, находящейся при дворе, мы можем проследить на примере двора халифа ал-Мутадида. При нем на дворцовом бюджете содержались: принцы халифского дома, привратники и рабы, вольноотпущенники, из которых набирали камергеров и их заместителей, гвардия халифа, личная канцелярия, чтецы Корана, шуты, женщины халифа (которых по разным данным, было несколько тысяч), служители дворцового зверинца и прочие.  Есть сведения о том, что халифы любили подбирать себе компанию, с которой проводили застолье. По выбору халифа это могли быть литераторы, ученые, люди куртуазного воспитания или военные.

Понятно, что содержание такого двора, стоило не мало. Но вместе с тем, сам Багдад был не бедным городом, повсюду можно было услышать звон монеты, кстати, в то время в Багдаде одновременно существовали две денежные единицы - дирхемы и динары.

 Серебряный дирхем времени ал-Махди.

Конечно, наиболее красочным и колоритным Багдад представал для жителей города и своих гостей в дни праздников. Интересно, что мусульманское население города справляло и многие христианские праздники, т.к. часто они являлись отражением более древних местных языческих обычаев. Одним из таких праздников было Вербное Воскресенье. Здесь возможна связь с древним праздником оливкового дерева, т.к. в этот день, рабыни появлялись при дворе халифа в нарядах из оливковых и пальмовых листьев.  Но наиболее радушным и гостеприимным город был в период священного для мусульман месяца рамадан, можно так же предположить широту веселья и густоту красок праздника Ид аль-Фитр, завершающего этот период. Так же довольно частыми и яркими событиями для Багдада были свадьбы. Две наиболее яркие свадьбы аббасидского периода были у халифов Харуна ар-Рашида, на нее ушло 50 млн. дирхемов и аль-Мамуна, на которую было потрачено 70млн. дирхемов.  Свадьбу горожане всех слоев стремились провести по-настоящему блестяще. Существуют упоминания того, что для свадьбы люди брали напрокат украшения, утварь, ковры… Так же он был обычай разбрасывать конфетти и подавать в качестве главного блюда традиционное кушанье харису ( куски мяса, как правило, баранины, вроде плова, но с пшеницей. Сейчас распространена в Армении, приготовленная с курицей.). Надо сказать, вообще, арабский восток славится утонченными блюдами, которые являются частью арабской культуры, и раннесредневековый Багдад тут не исключение. И это даже если умолчать про знаменитые арабские сладости. В разных домах этого города можно было увидеть на столе различные блюда, от простой лепешки до утиных ножек, тушеных в яблоках (возм. в оригинальном рецепте была айва) с кусочками коры корицы (по легенде, это блюдо подавалось при дворе первых аббасидских халифов) изысканность которых, как правило, зависела от достатка хозяев.

Иногда широко праздновались не самые привычные для нас праздники. Так, одним из праздников, который по достоинству можно было бы назвать «праздник века» (9в.) был день обрезания будущего халифа Ибн аль-Мутазза, который стоил его отцу около 86 млн. дирхемов, что по тем временам, было космической суммой.  Еще одним не привычным для нас праздником, был распространенный не только в Багдаде, но и во всем мусульманском мире, день кровопускания. Человек в этот день получал подарки от своих знакомых и ел лучше, чем обычно.  Такой способ лечения был весьма популярен, считается, что им пользовался и пророк Мухаммад и рекомендовал его другим, по этому поводу даже существуют достоверные хадисы[6].

Автор статьи надеется, что ей удалось передать читателю всю роскошную цветастость образа столицы Аббасидов, ту самую эклектику, которая находится на грани межу красотой и уродством и от того иногда воспринимается, как уродливая красота и красивое уродство, но это не делает ее менее головокружительной и великолепной. Из статьи можно понять, почему в названии нищета характеризуется, как тусклая. За блеском драгоценных металлов окутанного шелками и приятными ароматами города, разглядеть грязь и бедность было нелегко. Возможно, это дает основание полагать, что период правления династии Аббасидов, не зря считается временем расцвета Арабского халифата и самого Багдада.

.

 

[1] Хашимиты - потомки Хашима ибн Абд Манафа, прадеда пророка Мухаммада, включая его самого. Современные династии иорданских и марокканских королей считаются хашимитскими.

[2] Ибн аль-Факих аль-Хамадани — арабский географ и летописец рубежа IX-X века.

[3] Название кварталов средневекового Багдада.

[4] Закят — один из пяти столпов ислама. Обязательный годовой налог в пользу бедных, нуждающихся, а также на развитие проектов, способствующих распространению ислама и истинных знаний о нём и т.д.

[5] Основатель классической алгебры. Само имя учёного привело к появлению слова «алгоритм», которое сначала означало десятичную систему счета.

[6] Хадис— предание о словах и действиях пророка Мухаммада, затрагивающее разнообразные религиозно-правовые стороны жизни мусульманской общины.

Финансовая литература

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи